Цена за уважение

Утро на Востоке начиналось рано. Примерно в 5:30 можно было уже любоваться первыми лучиками солнца. Они освещали небо, отражались в капельках росы и пропадали в больших каменных джунглях. Город начинал просыпаться, неохотно открывая глаза новому дню: начинали гудеть машины, большие автобусы сонно выкатывались из таксопарков. И небо наполнялось уже привычным табачно-выхлопным смогом.

Прервала эту немую процедуру иностранная мелодия, заигравшая на «точной копии Nokia». Чжоу отвернулся и стал пытаться остановить эту маленькую акустическую систему, но телефон явно не хотел выключаться. Вопрос был решен с помощью вынутой батареи, а так же последующих проклятий на иноземном наречии. Он посмотрел на календарь, на нем была изображена прекрасная девушка, которая держала зонтик, и вокруг неё замерли цветки лотоса. Чуть ниже была фраза на всё том же наречии: «дзю юэ» (в переводе – сентябрь). Ещё немного посмотрев в сторону красотки, он стал одеваться; позавтракав остатками ужина, мужчина сел на стул и собрал то, что он называл ”рабочий инструмент”. Когда сумка была уже почти полна, Чжоу закинул её на плечо, хлопнул посильнее дверью и пошел на работу.

Работа была почти в 10 километрах  от дома, и каждый раз ему приходилось добираться пешком. Как всегда, быстрыми шагами преодолевая расстояние, Чжоу озирался по сторонам, боясь попасть на глаза очередным «любителям истинно-Славянского народа». У Чжоу не было жены, не было родителей, а единственным другом был мальчишка, который приходил и смотрел за тем, как он работает. Кстати, работа была у Чжоу самая обычная для иммигранта из Китая: он занимался ремонтом обуви. Сидел целый день на деревянной дощечке, пришивал замки, делал набойки. Это у него получалось лучше, чем у его соседа по ремеслу кавказкой наружности, сидевшего через дорогу в красивом пестром киоске. Поэтому денег он имел больше, и били его частенько по этой же причине.

У Чжоу была мечта, или, как он считал, просто вещь, к которой он стремился, – это уважение. Уважение его сородичей, он мечтал вернуться на Родину не в порванных штанах и с остатками гордости, распиханной по карманам, а в красивом пиджаке, скорее всего настоящего Итальянского производства, красивой белой шляпе и, самое главное, с телефоном в руке. И телефон он уже давно заприметил, тот постоянно давал о себе знать огромным банером вдоль дороги, на которой сидел Чжоу. iPhone проносился у него в голове, настоящий. Тот, который не продают в Китае, тот, который не на две сим-карты и далеко не «раскладушка», а настоящий, красивый iPhone. И стоил этот iPhone немалых денег.

Читайте также  Геохот снова в деле. Теперь с непривязанным джейлбрейком для iOS 4.2.1

  Буйство его фантазии остановил наряд милиции. Мало чего понимая из того, что говорил «русский», Чжоу стал догадываться, что попал в не очень удобную для себя ситуацию. Он ничего не мог сказать в ответ, а просто слушал. Его обыскали, не найдя ничего чем можно поживиться, посадили в «бобик», отвезли в местное отделение, а после с другими такими же неудачными иммигрантами отправили на Родину.

Там его встретили с «распростертыми» объятиями, сказали, что въезд для него закрыт, по крайней мере официально. И отпустили восвояси. Чжоу медленно шел по улице, мысли были потеряны в большом черном лесу, который рос у него прямо в голове, и чем больше он думал об этом, тем больше становился лес. Он потерял свою мечту в славном приморском городке. А, соответственно, вместе с мечтой он потерял то, к чему стремился –  уважение.

Он остановился возле небольшого магазина, который торговал телевизорами, и стал смотреть сквозь витрину последние новости. Сейчас была реклама. Чжоу всегда относился к ней скептически, куча денег убито, а ничего дельного не показывают. Тут на дисплее появился iPhone, он внимательно стал смотреть за происходящим, голос за кадром рассказывал о чудо-новинке китайского рынка, о том что China Unicom договорилась с Apple о эксклюзивном праве на 3 года распространять iPhone в Китае. А самое главное – что его можно сейчас приобрести всего за 2 999 юаней (13700 рублей). Чжоу снял ботинок, камнем оторвал подошву, достал оттуда пакет, а из пакета деньги. Стал считать, там были купюры достоинством и 10 и 100 рублей. Поэтому на подсчеты ему ушло порядка 20 минут. Он насчитал ровно 15340 рублей. Потом ещё раз пересчитал, всё оказалось верно. И в голове сразу всё поменялось, из темно-серого леса он вдруг попал на солнечную поляну. Он понял, что вот его мечта у него в руках, и пусть у неё не будет WiFi, ряда технических усовершенствований, поскольку китайское правительство против, но он заработал на своё уважение.

Источник: iphones.ru

Лучшее для себя